Skip to content

Творчество С.В. Рахманинова 1911 – 1917 и 1918 – 1940 годов: Великий Художник

25/10/2012

В.И. Антипов

Творчество С.В. Рахманинова 1911 – 1917 и 1918 – 1940 годов:

Великий Художник

Издание статьи осуществлено при финансовой поддержке РГНФ.

Проект: Антипов В.И. Предметно-тематический указатель произведений С.В. Рахманинова. 10-04-00141a. Русское музыкальное издательство. 2010-2012.

Два творческих периода: 1911 – 1917 и 1918 – 1940 годов были ознаменованы созданием произведений, которые поставили С. Рахманинова в один ряд с величайшими творцами в истории мирового музыкального искусства. Достаточно назвать такие гениальные шедевры композитора 1911 – 1917 годов как Этюды-картины ор. 33 и 39, поэму «Колокола» для солистов, хора и оркестра ор. 35; Вторую сонату для фортепиано ор. 36,  «Всенощное бдение» ор. 37, Восемь стихотворений ор. 38 для голоса и фортепиано.

В период 1918 – 1940 годов С. Рахманиновым были созданы его поистине бессмертные опусы: Три русские песни, Четвертый концерт для фортепиано с оркестром, Вариации «Фолия» на тему в обработке А. Корелли, Рапсодия на тему Паганини, Третья симфония, Симфонические танцы.

Указанным сочинениям суждено было занять не только свое выдающееся место в творческом наследии С. Рахманинова и в истории русской музыки, но сыграть свою истинно эпохальную и историческую роль в развитии мирового музыкального искусства в целом. Так, Этюды-картины завершили историю фортепианной романтической миниатюры,  поэма «Колокола» подытожила жанр оратории, ведущей свое начало еще со времен эпохи барокко и расцветшей в творчестве венских классиков и композиторов романтической школы; «Всенощное бдение», бесспорно, явилось первым и до настоящего времени непревзойденным сочинением в русской православной музыке, которое можно поставить в один ряд с величайшими духовно-музыкальными творениями И.С. Баха, В.А. Моцарта, Л. Бетховена, Г. Берлиоза, И. Брамса. Наконец, восемь вокальных миниатюр-стихотворений ор. 38 на стихи русских поэтов-символистов Серебряного века, безусловно, сыграли свою обобщающе-итоговую роль в области европейского камерного вокального искусства – от Ф. Шуберта и Р. Шумана до И. Брамса и Г. Вольфа.

Размышления над творчеством С. Рахманинова указанного периода неизменно приводят к мысли, что великий композитор вполне осознанно ставил перед собой именно подобные величественные задачи. Энциклопедически образованный в области истории мирового музыкального искусства, С. Рахманинов слишком отчетливо понимал весь трагизм неизбежной смены основных эстетических критериев, выдвинутых еще в эпоху Просвещения и господствующих на протяжении двух столетий. Главным их мерилом, при всех стилевых сдвигах в искусстве, неизбежно оставалась категория Прекрасного. Обращение к ставшим классическими жанрам фортепианной сонаты и этюда, кантаты, вокальной миниатюры было вызвано отнюдь не простым стремлением сохранить вечную красоту их формы. С. Рахманинов слишком хорошо понимал, что время классико-романтической эпохи уходит безвозвратно. Очевидно также, что обращение к классическим музыкальным жанрам не имело у него ничего общего с эстетикой «неоклассицизма» 20 века, взявшей за основу некую художественную игру в музыкальные стили. Подобно И.С. Баху, вознесшему в первой половине 18 века  уходящую музыкальную эпоху Барокко со всеми ее эстетическими и духовными прозрениями на величайшую и недосягаемую вершину, С. Рахманинов в произведениях 1911-1917 годов создал величественное и достойное кульминационное завершение классико-роматической музыкальной эпохи. В подобном ракурсе изучения и осмысления творчества композитора вопросы о консервативности или новаторстве его музыки попросту блекнут и представляются слишком праздными и незначительными, в сравнении с его собственными, истинно эпохальными задачами, которые он перед собой ставил и, несомненно, их решал.

Важно также подчеркнуть, что именно к данному периоду творчества относятся такие величественные замыслы как Четвертый концерт для фортепиано с оркестром, в его первой редакции, завершенной в 1926 году, представляющий грандиозное музыкальное полотно поистине космологических масштабов; «Три русские песни» для хора и оркестра, начатые почти непосредственно после «Всенощного бдения» и представляющие определенную дихотомическую параллель-оппозицию к его великому духовному творению в области православной музыки. Данная параллель кажется на первый взгляд несопоставимой, однако она  отражает абсолютную реальность ситуации «двоеверия», которая на протяжении последнего тысячелетия была свойственна русской культуре. С. Рахманинов в своем творчестве, безусловно, мыслил подобными глобальными, оказавшимися пророческими мифологемами,  не понятыми в свое время его современниками, и недостаточно глубоко осмысленными в рахманиноведении до настоящего времени. Достаточно в этой связи вспомнить и о задуманном им балете «Скифы», сюжет которого, безусловно, погружает в неисповедимые глубины древнейшей русской истории, пусть и мифологизированной (музыка балета «Скифы», как известно, получила окончательное оформление и завершение гораздо позже – в последнем опусе С. Рахманинова «Симфонические танцы», ор. 45). Необходимо вспомнить также о невоплощенном замысле тех лет (осень 1914 года) – симфонической поэме «Великая война», сюжет которой был связан с началом первой мировой катастрофы 20 века. Возможно, музыка, не получившая воплощения в данной симфонической поэме, могла войти в последующие произведения – например, в Этюды-картины ор. 39 или позже – в Третью симфонию. Во всяком случае, глубочайший трагизм и эпически грандиозные масштабы указанных сочинений неизменно вызывают подобные программные аналогии.

!917 год стал для С. Рахманинова переломным, повлекшим за собой довольно длительное молчание. Однако и в данном случае не следует преувеличивать сам факт творческого перерыва. Более правомерно было бы данный период, относящийся к 1917 – 1926 годам, охарактеризовать как время, на которое композитор отложил завершение своих грандиозных творческих планов 1914-1916 годов.  Все они, так или иначе, получили свое завершение во второй половине 20-х и в 30-е годы, и та художественная миссия – представить завершение классико-романтической эпохи как последний кульминационный взлет, достойный этого величайшего периода в истории мировой культуры – безусловно, С. Рахманиновым была выполнена. Эстетика грядущего для С. Рахманинова, а ныне уже ушедшего 20 века была во много основана на смеховом отрицании основополагающих категорий истины, добра и красоты. Однако данное отрицание со всей очевидностью показало, что каким бы ни был значимым критерий новаторства, он неизбежно становится историческим и преходящим. Вечными же остаются указанные незыблемые духовные категории, на которых только и могут строить свои основания подлинные  художественные творения. Творчество С. Рахманинова 1911-1917 и 1918 – 1940 годов с его ставшими истинно бессмертными великими произведениями, безусловно, предстает именно в таком качестве и в этом смысле еще ждет достойной научно-философской и духовно-эстетической интерпретации.

Произведения и творческие замыслы 1911 – 1917 годов

Этюды-картины

Для фортепиано

1911 – 1917

Девять Этюдов-картин, ор. 33:

Первая редакция:

Август-сентябрь 1911 года:

1. f-moll.  Allegro non troppo. 11 августа

2. C-dur.  Allegro.  16 августа

3. c-moll. Grave. 18 августа

4. a-moll. Allegro. 8 сентября

5. d-moll. Moderato. 11 cентября

6. es-moll. Presto. 23 августа

7. Es-dur.  Allegro con fuoco. 17 августа

8. g-moll. Moderato. 15 августа

9. cis-moll. Grave. 13 августа

Вторая редакция:

Вторая половина 1913 года.

Третья редакция (или Сокращенный вариант Второй редакции):  Шесть Этюдов-картин(1, 2, 6, 7, 8, 9). Конец 1913 года.

Первое издание: М.: А. Гутхейль, 1913: Третья редакция.

Четырнадцать романсов. Ор. 34

Для голоса и фортепиано.

1912 год.

1. Муза, e-moll (h-moll). Слова А. С. Пушкина.

«6-е июня 1912. Ивановка».

Посвящается R. E. (Мариетте Шагинян)

2. В душе у каждого из нас, C-dur. Сл. А. А. Коринфского.

«5 июня 1912. Ивановка».

Посвящается Ф. И. Шаляпину.

3. Буря, e-moll. Слова А. С. Пушкина.

«7 июня 1912. Ивновка».

Посвящается Л. В. Собинову.

4. Ветер перелётный, C-dur. Слова К. Д. Бальмонта.

«9-е июня 1912. Ивановка».

Посвящается Л. В. Собинову.

5. Арион, d-moll. Слова А. С. Пушкина.

«8-е июня 1912. Ивановка».

Посвящается Л. В. Собинову.

6. Воскрешение Лазаря, f-moll. Слова А. С. Хомякова.

4-е июня 1912. Ивановка».

Посвящается Ф. И. Шаляпину.

7. Не может быть!, es-moll. Слова А. Н. Майкова.

«7-е марта 1910. Москва. Переправлено: «13 июня 1912 г. Ивановка».

Посвящается памяти В. Ф. Комиссаржевской.

8. Музыка, es-moll. Слова Я. П. Полонского.

«12-е июня 1912 г. Ивановка».

Посвящается П. Ч. //памяти П.И. Чайковского//.

9. Ты знал его, D-dur. Слова Ф. И. Тютчева.

«12-е июня 1912 г. Ивановка».

Посвящается Ф. И. Шаляпину.

10. Сей день я помню, As-dur. Слова Ф. И. Тютчева.

«10-е июня 1912 г. Ивановка».

Посвящается Л. В. Собинову.

11. Оброчник, cis-moll. Слова А. А. Фета.

«11-е июня 1912. Ивановка».

Посвящается Ф. И. Шаляпину.

12. Какое счастье, A-dur. Слова А. А. Фета.

«19-е июня 1912 г. Ивановка».

Посвящается Л. В. Собинову.

13. Диссонанс, es-moll. Слова Я. П. Полонского.

«17 июня 1912 г. Ивановка».

Посвящается Ф. Литвин.

Вокализ, cis-moll.

Июнь 1912 – «21-е сентября 1915 г. Москва».

Посвящается А. В. Неждановой.

Первое издание: М. А. Гутхейль, 1912.

Колокола. Ор. 35

Поэма для солистов (сопрано, тенор, баритон), хора и оркестра. 1913.

Слова Эдгара По в переводе К. Д. Бальмонта.

Посвящение: «Моему другу Виллему Менгельбергу и его оркестру Концертгебау в Амстердаме».

1. As-dur. Allegro ma non tanto («Слышишь, сани мчатся в ряд…»). «10 – 15 июня 1913. Ивановка».

2. D-dur. Lento («Слышишь, к свадьбе зов святой…»). «25 – 30 июня 1913. Ивановка».

3. f-moll. Presto («Слышишь, воющий набат…»). «»2 – 17 июля 1913. Ивановка».

4. cis-moll. Lento lugubre («Похоронный слышен звон…»). «19 – 27 июля 1913. Ивановка».

Первое издание: М.: РМИ, 1920: 1. Полная авторская партитура. 2. Авторизованное переложение для фортепиано, хора и солистов, сделанное А.Б. Гольденвейзером .

Вторая соната, b-moll. Ор. 36.

Для фортепиано.

1. b-moll. Allegro agitato.

2. e-moll. Non allegro. Lento

3. B-dur. L’istesso tempo. Allegro molto

Первая редакция. 1913

Вторая редакция. 1914

Третья редакция. 1931.

Посвящается М. Л. Пресману.

Первое издание: М.: А. Гутхейль, 1913.

Из Евангелия от Иоанна (гл. XV, стих 13).

Для голоса с фортепиано.

Осень1914.

Первое издание: М.: Сборник «Клич», 1915.

Всенощное бдение. Ор. 37.

Для смешанного хора a cappella

1915 год.

Памяти С. В. Смоленского.

1. Приидите, поклонимся 

2. Благослови, душе моя (греческого распева) 

3. Блажен муж 

4. Свете тихий (киевского распева) 

5. Ныне отпущаеши (киевского распева) 

6. Богородице Дево, радуйся 

7. Шестопсалмие 

8. Хвалите имя Господне 

9. Благословен еси, Господи (знаменного распева) 

10. Воскресение Христово видевше 

11. Величит душа Моя Господа 

12. Славословие великое 

13. Тропарь «Днесь спасение» (знаменного распева) 

14. Тропарь «Воскрес из гроба» (знаменного распева) 

15. Взбранной воеводе (греческого распева).

Первое издание: М.: РМИ, 1915.

Восемь стихотворений. Ор. 38

Для голоса и фортепиано

1916 год.

Посвящается Н. П. Кошиц.

Первая редакция:

1. Ау!,  Des-dur. Слова К. Д. Бальмонта

2. Крысолов,  C-dur. Слова В. Я. Брюсова

3. К ней,  F-dur. Слова А. Белого

4. Молитва, D-dur. Слова К. Романова

5. Маргаритки,  F-dur. Слова И. Северянина.

6.  Ночью в саду у меня,  g-moll — Сл. А. А. Блока (из Исаакяна)

7. Все хочет петь, E-dur. Слова Ф. Сологуба

8. Сон,  Des-dur, Слова Ф. Сологуба

Вторая редакция: 

Во второй редакции изъяты «Молитва» и «Все хочет петь», а также была изменена последовательность романсов:

1. Ночью в саду у меня

2. К ней

3. Маргаритки

4. Крысолов

5. Сон

6. Ау!

Первое издание: М.: РМИ, 1916 – Вторая редакция. Изъятые романсы «Молитва» и «Все хочет петь» были обнаружены после кончины композитора и изданы отдельно: NY, 1973. (Под произвольным названием «Two sacred song»). Первая полная редакция цикла не опубликована.

Этюды-картины ор. 39

1913-1917 г.

1. c-moll. Allegro agitato. Первая редакция: «5 октября 1916.»;  Вторая редакция: 07.01.17.

2. a-moll. Lento assai.  1913 — декабрь 1916 года.

3. fis-moll. Allegro molto. 1913 (?) — «14 октября 1916».

4. h-moll. Allegro assai. «24 сентября 1916»

5. es-moll. Appassionato. Декабрь 1916 — «17 февраля 1917»

6. a-moll. Allegro. «8 сентября 1911… Исправлено 27 сентября 1916».

7. c-moll. Lento lugubre. Декабрь 1916

8. d-moll. Allegro moderato. Декабрь 1916

9. D-dur. Allegro moderato. Tempo di Marcia. «2 февраля 1917».

Первое издание: М.: РМИ, 1917.

Три пьесы

Для фортепиано

1917 год

1. Oriental Sketch, B-dur. 14 ноября.

Первое издание: NY: Carl Fischer, 1938.

2. Prelude, d-moll. 14 ноября.

Первое издание: NY, 1973

3. Fragments, As-dur. 15 ноября.

Первое издание: Philadelphia: in «The Etude», October, 1919.

Редакции собственных произведений

Сирень, As-dur.

Романс, ор. 12, № 5. Обработка для фортепиано.

1914 год

Первое издание: М.: А. Гутхейль, 1914 (?).

Первый концерт, fis-moll. Ор. 1

Для фортепиано с оркестром

Вторая редакция.

«10 ноября 1917 г.».

Первое издание: Пг., М.: Госмузиздат 1920.

Творческие замыслы 1913 – 1917 годов

Король Лир

Музыка  к сцене «Степь»

Апрель 1913.

Четвертый концерт, g-moll. Ор. 40

Для фортепиано с оркестром

Начало работы над концертом: зима-весна 1914 года.

Великая война

Симфоническая картина.

Сентябрь 1914 года.

Скифы

Балет.

1915 год.

Либретто К.Я. Голейзовского (по эскизу А.А. Горского).

Три русские песни. Ор. 41.

Для хора с оркестром.

Начало работы – 1916 год.

Произведения С. Рахманинова 1918 – 1940 годов

Маргаритки, F-dur. Романс ор. 38, № 3.

Авторское переложение для фортепиано.

1922Авторская граммзапись; 1940 (новая редакция для первого издания).

Первое издание: NY: Charles Foley, 1940.

Четвёртый концерт, g-moll. Ор. 40

Для фортепиано с оркестром.

1. Allegro vivace (Alla breve)

2. Largo

3. Allegro vivace

Посвящается Н.К. Метнеру

Первая редакция: 1914 – 1926

Вторая редакция: 1928

Третья редакция: 1941

Первое издание: Paris: TAIR, 1928 (Вторая редакция); NY: Charles Foley, 1944 (Третья редакция).

Три русские песни. Ор. 41

Для хора и оркестра.

1. Через речку, речку быстру,  e-moll

2. Ах ты, Ванька, разудала голова,  d-moll

3. Белилицы, руменицы вы мои,  h-moll.

Посвящается Л. Стоковскому.

1916 – 1926.

Первое издание: Paris: TAIR, 1928 (Партитура и клавир).

Вариации «Фолия». (На тему в обработке А. Корелли). Ор. 42

Для фортепиано

19 июня 1931

Посвящается Фрицу Крейслеру

Первое издание:  Paris: TAIR, 1931.

Рапсодия на тему Паганини. Ор. 43

Для фортепиано с оркестром

3 июля – 18 августа 1934

Первое издание: Paris: TAIR, 1934.

Третья симфония, a-moll. Ор. 44

Лето 1935 – июнь 1936

1. Lento — Allegro moderato

2. Adagio ma non troppo

3. Allegro

Первое издание:  Paris: TAIR, 1937.

Симфонические танцы. Ор. 45 

Для оркестра.

1. Non allegro

2. Andante con moto (Tempo di valse)

3. Lento assai — Allegro vivace

Сентябрь-октябрь 1940

Посвящается Юджину Орманди и Филадельфийскому оркестру.

Первое издание:  NY: TAIR,  Charles Foley, 1941.

Транскрипции для фортепиано произведений других авторов

Ж. Бизе

Менуэт. Из 1 сюиты «Арлезианка».

Первая редакция: 13 сентября 1900.

Вторая редакция: 1922

Первое издание:

Первая редакция: Полн. собр. соч. для фортепиано. – Т. 3, ч. 1  / Под ред. П.А. Ламма. – М., Л.: Музгиз, 1950;

Вторая редакция:  Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1923.

Итальянская полька, es-moll

Автор музыки и первоисточник нотного текста не установлены.

Транскрипция для фортепиано в 4 руки.

Март-апрель 1906 года.

Первое издание: Спб.: Юргенсон, 1906 (первая редакция); NY, Carl Fischer, 1938 (вторая редакция).

Franz Behr (Франц Бер).

Полька Lachtäubchen. Scherzpolka. Ор. 303.

Транскрипция для фортепиано под названием Polka de W.R. [Полька Василия Рахманинова], As-dur.

11 марта 1911.

Транскрипция посвящена Л. Годовскому

Первое издание: М.: РМИ, 1911.

Джон Смит

The Star-Spangled Banner.

Транскрипция американского гимна.

1919.

Первое издание: L.: Boosey & Hawkes Music Publishers Ltd., 2002.

Ф. Лист. 

Каденция к Венгерской рапсодии № 2, cis-moll.

1919.

Первое издание: NY: 1955. Также: М.: Музгиз, 1989. Оба издания представляют собой расшифровку каденции по авторской грамзаписи (1919).

Ф. Крейслер

1. Liebesleid. Муки любви, a-moll. Вальс для скрипки.

1921.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1923.

2. Liebefreud. Радость любви, C-dur. Вальс для скрипки.

1925.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1926.

М. Мусоргский

Гопак, G-dur, из оперы «Сорочинская ярмарка».

Транскрипция для фортепиано.

1 января 1924.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1924.

Обработка для скрипки с фортепиано

1926.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1926.

Ф. Шуберт

Куда? G-dur. Песня из цикла «Прекрасная мельничиха».

1925.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1926.

Н. Римский-Корсаков

Полёт шмеля, a-moll, из оперы «Сказка о царе Салтане».

1929.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1931.

И. Бах

Партита № 3, E-dur, для скрипки соло.

1933.

Прелюдия

Гавот

Жига.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1933. Также: NY: Charles Foley, 1941 (с новыми вариантами текста Гавота и Жиги).

Ф. Мендельсон

Скерцо g-moll из музыки к пьесе В. Шекспира «Сон в летнюю ночь».

6 марта 1933.

Первое издание: NY: Carl Fischer Inc.,1933.

П. Чайковский

Колыбельная песня, as-moll, op. 16 № 1.

12 августа 1941.

Первое издание: NY: Charles Foley, 1941.

Переложения музыки других авторов

П. Чайковский.  «Спящая красавица»

Переложение для фортепиано в 4 руки.

Лето 1890 года.

Первое издание: М.: П. Юргенсон, 1891 (октябрь).

А. Глазунов. Шестая симфония

Переложение для фортепиано в 4 руки.

Лето 1897 года.

Первое издание: Leipzig: M.P. Belyayev, 1897.

Автографы Этюдов-картин ор. 33 хранятся в ГЦММК, ф. 18, № 100 (Этюды-картины в третьей редакции, изданные в 1913 году, после изменений, внесенных в тексты первой редакции данных автографов в процессе работы над второй редакцией: 1, 2, 6, 7, 8, 9); № 101 (Этюд-картина 3); № 102 (Этюд-картина 5). Автограф Этюда-картины 4 утрачен. Этюды-картины 3-5 были изъяты композитором в момент их гравировки и подготовки к изданию. На титульном листе издания указаны 9 Этюдов-картин. В 1916 году Этюды-картины были перенумерованы, соответственно 1-6, при их переиздании. Датировка первого издания дается согласно Договору С. Рахманинова с фирмой А. Гутхейль от 21 сентября 1913 года. – См.: Договоры С. Рахманинова с А. Гутхейлем: РГАЛИ, ф. 2743 (П. Ламм), № 337. История текста, полная расшифровка зачеркнутых и подчищенных фрагментов текста, а также полная реконструкция Первой и Второй редакций Этюдов-картин ор. 33 представлены в Полном академическом собрании сочинений С.В. Рахманинова: Т. 18: Этюды-картины: Ор. 33 (1-я и 2-я редакции), ор. 39. – М.: РМИ, 2007. Работа над Второй тетрадью цикла Этюдов-картин, ор. 39, была начата композитором в процессе подготовки к первому изданию Этюдов-картин ор. 33 (1913 год). См. далее: Девять Этюдов-картин ор. 39.

Особое значение по отношению к Этюдам-картинам С.В. Рахманинова приобретает проблема программности, неоднократно привлекавшая внимание исследователей. Известны признания самого композитора в его письме к О. Респиги (от 2 января 1930 года), в котором  композитор дал «несколько пояснений, касающихся тайн авторского замысла» Этюдов-картин ор. 33 и 39:

«Первый этюд (a-moll) — это море и чайки (Ор. 39, № 2).

Второй этюд (a-moll) — вдохновлен образами Красной шапочки и Волка (Ор. 39, № 6).

Третий этюд (Es-dur) — это ярмарочная сцена (Ор. 33, № 7).

Четвертый этюд (D-dur) — того же характера, напоминающий восточный марш (Ор. 39, № 9).

Пятый этюд (c-moll, oр. 39, № 5) — похоронный марш, на котором мне бы хотелось остановиться подробнее. Я уверен, что Вы не станете смеяться над этим капризом автора. Итак, главная тема — это марш. Другая тема представляет пение хора. В части, начинающейся движениями шестнадцатыми в c-moll и немного далее в es-moll, я представляю себе мелкий, непрестанный и безнадежный дождик. Развитие этого движения достигает кульминации в c-moll, это колокольный звон. Наконец, финал — это начальная тема или марш». См.: С. Рахманинов. Литературное наследие: в 3 т. / ГЦММК им. М.И. Глинки; сост. ред., авт. вступ. ст. З.А. Апетян. – М.: Сов. композитор, 1978-1980. – Т. 2. – 1980. – С. 270-271. Имеется также свидетельство Мариэтты Шагинян: «Когда С.И. Танееву не понравился один из его «Этюдов-картин» – картина русской природы с дождиком, – он мне сказал: “А моросняка-то моего Танеев так и не понял”». – См.: Воспоминания о Рахманинове: в 2 т., ГЦММК им. М.И. Глинки; сост.-ред., примеч. и предисл. З.А. Апетян. – 5-е изд., доп. – М.: Музыка, 1988. –  Т.2. – С. 158. В данном свидетельстве речь может идти только об Этюде-картине ор. 33, № 2,  C-dur.

Автографы Романсов ор. 34 хранятся в ГЦММК, ф. 18, № 129 (полный автограф); № 131 (развернутые эскизы); № 130 (Первая редакция романса «Не может быть!»); № 131 (эскиз вокальной партии). О замысле романсов ор. 34 имеется свидетельство Мариэтты Шагинян на основе письма С. Рахманинова от 15 марта 1912 года: «Милая моя Re, Вы на меня не рассердитесь, если я обращусь к Вам с просьбой? И если исполнение этой просьбы не доставит Вам большого труда, исполните ли Вы её? Сейчас скажу, как и чем Вы мне можете помочь… Мне нужны тексты к романсам. Не можете ли Вы на что-либо подходящее указать? Мне представляется, что „Re“ знает много в этой области, почти всё, а может быть, и всё. Будет ли это современный или умерший автор — безразлично! — лишь бы вещь была оригинальная, а не переводная и размером не более 8-12, максимум 16 строф [Рахманинов написал «строф» вместо «строк».] И ещё вот что: настроение скорее печальное, чем весёлое. Светлые тона мне плохо даются!» (письмо от 15 марта 1912 года)» – См.: Литературное наследие. Т. 2. – С. 43. Далее М. Шагинян пишет: «С. тех пор я неоднократно переписывала и подготавливала для него стихотворные тексты из русских поэтов. Он очень не жаловал символистов, но я всё же старалась заставить его кое-что оценить и в них. «Крысолова» В. Брюсова, «Сон» Ф. Сологуба, «Ивушку» А. Исаакяна в переводе А. Блока и ряд других романсов он создал по переписанным и приготовленным мною для него текстам. Обычно я старалась «начитать» их для него графически: давала рисунок ритма стиха, рисунок интонационного движения стиха, раскрывала с помощью этих рисунков заложенную в самом стихотворении его собственную мелодию. Очень подробно анализировала Пушкина, мелос которого неисчерпаем для музыкантов, хотя в те годы многие считали Фета или Полонского или даже Дельвига более «подходящими» для песенной музыки. Понимать всю музыкальность стихов Пушкина научил нас с сестрой, ещё когда мы были курсистками, поэт Владислав Ходасевич. Он любил захаживать к «этим гофманским сёстрам в берлогу», как он говаривал про нас, …и, усевшись на табуретке, замечательно читал нам Пушкина. Подобно ему, я проанализировала в письме к Рахманинову пушкинскую «Музу», рассказав, как медленно и последовательно вступают у Пушкина в строй семь стволов пастушьей «цевницы семиствольной», как музыка, разрастаясь, становится всё более ликующей и как муза, «радуя меня наградою случайной», сама берёт из рук ученика свирель, и всё заканчивается классическим дифирамбом, когда «тростник был напоён божественным дыханием». … Рахманинов написал романс на этот текст и посвятил его мне… Рахманинов дважды использовал мои тетрадки с «приготовленными» для него текстами — в 1912 году для романсов op. 34 и в 1916 году для романсов op. 38… Шесть романсов из op. 38 целиком написаны на «препарированный» мною текст». – Воспоминания о Рахманинове. – Т. 2. – С. 120-121. С. Рахманинов сообщил М. Шагинян о завершении работы над романсами ор. 34 в письме от  19 июня 1912 года: «Милая Re, на днях закончил свои новые романсы. Около половины из них написаны на стихи из Вашей тетради. Переименую Вам сейчас слова, на тот случай, если Вас это заинтересует. А. Пушкина: „Буря“, „Арион“ и „Муза“ (последний посвящаю Вам). Тютчева: „Ты знал его“, „Сей день я помню“. А. Фета: „Оброчник“, „Какое счастье“. Полонского: „Музыка“, „Диссонанс“. Хомякова: „Воскресение Лазаря“. Майкова: „Не может быть“ (написаны на смерть дочери). Коринфского: „В душе у каждого из нас“. Бальмонта: „Ветер перелётный“ <…> Всеми романсами, в общем, доволен и бесконечно радуюсь, что дались они мне легко, без большого страдания. Дай Бог, чтоб и дальше так работа продолжалась». – Литературное наследие. – Т. 2. – С. 50-51. [Романс «Вокализ» представлен в творческом архиве С. Рахманинова в различных эскизах, редакциях и вариантах, а также в авторском переложении для скрипки с оркестром и для солирующих скрипок с оркестром. Частично сведения о данных источниках, в крайне разрозненном и неупорядоченном виде даются в Указателях Д. Норриса и Р. Трелфолла, Рыцаревой, а также в книге «Новое о С. Рахманинове». Систематизация всех первоисточников романса «Вокализ» в настоящее время находится в процессе разработки, в том числе, путем нового просмотра и исследования полного свода рукописей «Вокализа»].

Автографы поэмы «Колокола» хранятся в ГЦММК, ф. 18, № 18 (полная партитура); № 19 (полный эскиз партитуры. «26 марта. 1913. Рим.); № 21 (развернутый эскиз 1 и 2 частей); № 20 (развернутый эскиз 2, 3, 4  частей); № 22 (отрывок эскиза из 1 части). № 1054 (Копия партитуры с поправками С. Рахманинова); ф. 161, № 62 (фрагмент переложения для фортепиано оркестровой партии). Текст стихотворения «Колокола» Эдгара По в переводе К. Бальмонта был прислан С. Рахманинову М. Даниловой. См. Об этом в воспоминаниях М.Е. Букиника: Воспоминания о Рахманинове. – Т. 1. – С. 225-226. Об активном авторском участии в работе над переложением «Колоколов» для фортепиано, солистов и хора, сделанном А.Б. Гольденвейзером, свидетельствуют письма композитора от 10 июля 1913 года, 2 мая и 11 июня 1914 года. – Литературное наследие. – Т. 2. – С. 60, 67, 69.

Источники текста Второй сонаты, ор. 36:

Автографы

Эскиз. 5 тактов среди эскизов других сочинений. Хранится в ГЦММК, ф. 18, №56.

Первая и Вторая редакции Сонаты b-moll, ор. 36

Полный беловой автограф

Хранится в ГЦММК, ф. 18, № 103

Содержит в себе два слоя текста Второй сонаты, ор. 36, соответствующих Первой и Второй редакциям произведения:

Первая редакция (первый, первоначально беловой слой текста; даты: «12 августа 1913. Ивановка» – в конце 1 части автографа; «Москва.18 сентября 1913.» – в конце 3 части) до настоящего времени оставалась неизвестной.

Вторая редакция (второй слой текста поверх подчищенного и зачеркнутого текста в первой редакции; январь 1914 года) была впервые опубликована издательством А. Гутхейль в 1914 году. До последнего времени в музыкально-исполнительской практике она именовалась как Первая редакция Сонаты.

Третья редакция Сонаты b-moll, ор. 36

«Nouvelle édition revue et modifiée par l’auteur en 1931»

Первоисточником редакции 1931 года является печатный экземпляр первого издания Сонаты (1914 года) с привнесенными в него рукописными авторскими изменениями текста.

Данный источник – первое издание сонаты 1914 года с привнесенными авторскими рукописными изменениями текста – на сегодняшний день утрачен.

До настоящего времени не подтвердились предположения, высказанные в книге: «A Catalogue of the Compositions of S. Rachmaninoff», – о существовании утраченной  рукописной копии автографа Сонаты в Первой редакции. По данному источнику, как предполагают авторы Каталога, могла бы осуществляться работа над Новой редакцией 1931 года.

Издания

Первая редакция Второй сонаты ор. 36 (см. даты: «12 августа 1913. Ивановка» – в конце 1 части автографа; «Москва.18 сентября 1913.» – в конце 3 части)

До настоящего времени  оставалась неизвестной и неопубликованной.

Первое издание Второй сонаты ор. 36 во второй редакции.

М.: A. Gutheil/Breitkopf. A 9695 G. 1914.

Представляет собой авторизованную публикацию текста Второй сонаты ор. 36 во второй редакции (январь 1914 года).

Первое издание Второй сонаты ор. 36 в третьей редакции

«Nouvelle édition revue et modifiée par l’auteur en 1931»

«Grandes Editions Musicales Russes»: A. Gutheil/Koussevitzky. A 10447 G.

До настоящего времени была известна как вторая редакция сонаты ор. 36.

Корректурные листы издания 1931 года

О них сообщается в ранее цитированной переписке С. Рахманинова и Г.Г. Пайчадзе.

В настоящее время корректурные листы утрачены

Автограф романса хранится в L. of C., part of ML 30. 55a. R3 (эскиз). Полный беловой автограф утрачен. Дата «Осень 1914» указана С. Рахманиновым в списке его сочинений, составленном Б.В. Асафьевым. В первом издании указано факсимиле: «С. Рахманинов. 16 февраля 1915».

Автограф Всенощного бдения хранится в ГЦММК, ф. 18, № 68. В нем отсутствует песнопение «Хвалите имя Господне». Возможно, часть пропавших из фонда дореволюционных издательств автографов С.В. Рахманинова могла пострадать или погибнуть во время погромов, имевших место в Москве в 1915 году. Об этом свидетельствуют несколько опаленных страниц хоровой партитуры «Всенощного бдения» (№ 8 – «Хвалите имя Господне» – не сохранился). – См.: Оссовский А.В. С.В. Рахманинов // Воспоминания о Рахманинове. – Т. 1. – С. 376. Известны также партитуры-стеклографы. Хранятся в ГЦММК, ф. 18, № 912, с карандашными пометками С. Рахманинова; ф. 12, № 487, с карандашными пометками С. Рахманинова и А.Д. Кастальского.

Автографы вокального цикла ор. 38 хранятся в L. of C., ML 31., H 43a. No. 88 case, pp. 32 (полный карандашный эскиз Первой редакции цикла); ГЦММК, ф. 18, № 132 (беловой автограф второй редакции цикла – Шесть романсов, подготовленных к первому изданию 1916 года). Маргаритки F-dur. Романс ор. 38, № 3. 1922?, новая ред. 1940.

Автографы Этюдов-картин ор. 39 хранятся в ГЦММК, ф. 18, № 104 (полный автограф);  Согласно известным на сегодняшний день датировкам (по автографу, первым авторским концертным исполнениям и

изданию) создание цикла ор. 39 относится ко времени с октября 1916 по февраль 1917 года. Эти датировки, в целом правильно отражающие время сочинения второй тетради Этюдов-картин, тем не менее, нуждаются в ряде уточнений. В первую очередь, необходимо указать на Этюд-картину № 6, a-moll, ставший в процессе создания обоих циклов неким передаточным звеном между ними, и начало работы над которым, в рамках сочинения ор. 33, относится к 27 сентября 1911 года. Более ранними сроками определяется и замысел Этюда-картины № 2, a-moll, поскольку первоначальный эскиз текста данного Этюда-картины имеется в эскизной тетради симфонической поэмы «Колокола», относящейся к 1913 году. – См.: ГЦММК, ф. 18, № 19.  В Библиотеке Конгресса США хранится другой карандашный эскиз Этюда-картины № 2, a-moll, во многом напоминающий эскиз данного Этюда-картины, имеющийся в эскизной тетради «Колоколов» и, вероятнее всего, датируется тем же временем. Эскиз хранится в Библиотеке Конгресса вместе с эскизом текста другого этюда — № 3, fis-moll. – См.:  LC.ML30.55a.R3. Местоположение эскиза Этюда-картины № 3, fis-moll, позволяет предположить, что время его записи также относится к 1913 году. Об авторской программе ряда Этюдов-картин ор. 39 см. выше, в описании Этюдов-картин ор. 33. Кроме того, имеется свидетельство о программном характере Этюдов-картин: 1. c-moll (картина А. Бёклина «Волны»; 8. d-moll (картина А. Бёклина «Утро»). – См. Сергей Рахманинов. Воспоминания, записанные Оскаром фон Риземаном. – М.: Радуга, 1992. – С. 220. Данное свидетельство О. Риземана не отмечено категоричностью и, возможно, относится к его предположениям, снисходительно оставленным без исправлений самим композитором во время чтения им рукописи Воспоминаний. Этюды-картины ор. 33 и ор. 39 остались без посвящения. Встречающиеся в литературе о С. Рахманинове данные о посвящении Этюдов-картин ор. 39 Нине Кошиц лишены каких-либо фактологических и смысловых оснований.  История текста, полная расшифровка зачеркнутых и подчищенных фрагментов текста Этюдов-картин ор. 39 представлены в Полном академическом собрании сочинений С.В. Рахманинова: Т. 18: Этюды-картины: Ор. 33 (1-я и 2-я редакции), ор. 39. – М.: РМИ, 2007.

Автографы Трех пьес для фортепиано (1917) хранятся: L. of C., part of ML 30. 55a. R3 (полный автограф); ГЦММК, ф. 18, № 1292 (эскизы пьес Prelude, Fragments). В этой же рукописи находятся эскизы Трех русских песен ор. 41; ГЦММК, ф. 18, № 36 (эскизы пьес; хранятся с эскизами второй редакции Первого концерта).

Автограф обработки романса «Сирень» для фортепиано утрачен.

Автограф второй редакции Первого концерта хранится в ГЦММК, ф. 18, № 35 (партитура); № 36 (эскизы второй редакции). В этом же автографе эскизов имеются наброски Пьес для фортепиано 1917 года.

Об этом замысле, точнее, о заказе С. Рахманинову от Комитета по чествованию 350-летия Шекспира написать музыку к трагедии Шекспира (сцена «Степь») см. письмо композитора к М. Шагинян от 30 апреля 1914 года. – Литературное наследие. – Т. 2. – С. 66-67. Замысел не был осуществлен, однако, учитывая, с каким воодушевлением композитор взялся за данный сюжет, какая-то часть музыки могла быть все же им  сочинена и, возможно была положена в основу последующих осуществленных произведений.

О начале работы над Четвертым концертом сообщалось в журнале «Музыка», 1914, 12 апреля. Четвертый концерт был завершен в Первой редакции в 1926 году (Первая редакция). См. также Литературное наследие. – Т. 2. – С. 402.

О замысле симфонической поэмы «Великая война» сообщалось в Хронике «Русской музыкальной газеты», 7-14 сентября, № 36-37, стб. 714). См. также Литературное наследие. – Т. 2. – С. 402. Замысел не был осуществлен, однако, учитывая, с каким воодушевлением композитор взялся за данный сюжет, какая-то часть музыки могла быть все же им  сочинена и, возможно была положена в основу последующих осуществленных произведений.

Об этом замысле см.: Литературное наследие. – Т. 2. – С. 402. автограф либретто хранится в ГЦММК, ф. 18, № 916. По утверждению К.Я. Голейзовского, на основании музыки балета  «Скифы» позже С. Рахманиновым были написаны «Симфонические танцы», ор. 45. Свидетельство К.Я. Голейзовского о балетной «подоплеке» опуса 45 косвенно подтверждается первоначальным его названием  – «Танцы», которое композитор изменил на «Симфонические танцы».

Эскизы Трех русских песен содержатся в автографе, хранящемся в ГЦММК, Ф. 18, № 1292 (вместе с эскизами Трех пьес для фортепиано 1917 года). Три русские песни, ор. 41,  были окончательно завершены и опубликованы в 1928 году.

Автограф обработки романса Маргаритки для фортепиано хранится в L. of C. ML30.55a.R3.

Автографы Четвертого концерта хранятся в ГЦММК (эскизы); L. of C. (полные автографы и копии); B.L. (переложение для двух фортепиано: Первая редакция с вклеенными поверх текста вариантами Второй редакции). Все автографы, за неясностью их описания в известных опубликованных справочниках, в настоящее время находятся на стадии изучения.

Автографы Трех русских песен хранятся в ГЦММК (эскизы); L. of C. (партитура).

Автографы Вариаций ор. 42 хранятся в L. of C.

Автографы Рапсодии на тему Паганини хранятся в L. of C. (полная партитура); ГЦММК (эскизы).

Автографы Третьей симфонии хранятся в L. of C. (эскизы, полный автограф и копия партитуры).

Автографы Симфонических танцев хранятся в L. of C. (полная партитура); ГЦММК (варианты текста в копии партитуры).

Автографы Транскрипции Менуэта хранятся в ГЦММК, ф. 18, № 92 (первая редакция);   L. of C. ML30.55a.R3 (вторая редакция).

Автографы Итальянской польки хранятся в следующих архивах: 1. Научно-исследовательском институте истории искусств, Санкт-Петербург, Кабинет рукописей, ф. 17 (А.И. Зилоти) № 176 (Первая редакция). В автографе имеются неопубликованные варианты отдельных фрагментов нотного текста. Атрибуция почерка и принадлежность данной записи Итальянской польки руке С. Рахманинова установлена автором настоящей статьи. Там же хранится известное переложение Итальянской польки в две руки (d-moll) А.И. Зилоти; 2. Библиотека конгресса США, ML. 30. 55a, p. 5 (вторая редакция, с включением партии трубы). Как известно, С. Рахманинов услышал Итальянскую польку в исполнении уличных музыкантов (пение и танец в сопровождении механического пианино) во время пребывания во Флоренции в марте 1906 года. – См.: А.А. Трубникова. Сергей Рахманинов // Воспоминания о Рахманинове. – Т. 1. – С. 127, 499.  Известно, что в 1878 году во Флоренции находился П.и. Чайковский, который запичсал там песню Pimpinella, обработанную им как романс Флорентийская песня, ор. 38, № 6.

Автограф Polka de W.R  утрачен.

Автограф транскипции Американского гимна не обнаружен.

Автограф каденции хранится в L. of C. ML30.55a.R3 (эскиз).

Автограф Liebersleid хранится в L. of C. ML30.55a.R3.

Автограф Lieberfreud утрачен.

Автограф транскрипции для фортепиано Гопака М. Мусоргского хранится в  L. of C. ML30.55a.R3

Автограф транскрипции для скрипки и фортепиано Гопака М. Мусоргского хранится в  L. of C. ML30.55a.R3.

Автограф транскрипции песни Ф. Шуберта «Куда?» утрачен.

Автограф транскрипции «Полета шмеля» утрачен.

Автографы транскрипций Прелюдии, Гавота и Жиги И. Баха из Партиты № 3 для скрипки соло хранятся в  L. of C. ML30.55a.R3.

Автограф транскрипции Скерцо Ф. Мендельсона хранится в  L. of C. ML30.55a.R3

Автограф транскрипции Колыбельной песни П. Чайковского хранится в  L. of C. ML30.55a.R3

Автограф переложения балета Спящая красавица утрачен. Обстоятельства этой работы изложены в комментариях в кн.: С. Рахманинов. Литературное наследие: в 3 т. / ГЦММК им. М.И. Глинки; сост.ред., авт. вступ. ст. З.А. Апетян. Т. 1. – М.: Сов. композитор, 1978. – С. 508-510.

Автограф переложения Шестой симфонии А. Глазунова утрачен.

Реклама
Добавить комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s